Category: литература

в лесу

"Евреи и секс"

Первый раз на это дивное писание я наткнулась пару лет назад, когда кто-то принес нам диск с уже скачанными аудиокнигами. Еврейка я или сколько, подумала я и, загрузив книгу в MP3, неосмотрительно начала слушать ее в автобусе по дороге на работу. Через полчаса стало ясно, что ничего не выйдет – было так смешно (а когда мне смешно, я смеюсь), что прослушивание в автобусе делалось просто неприличным. А теперь, когда мне прислали ссылку на нее в электронном варианте, я с удовольствием поделюсь с вами. Конечно, речь тут идет о религиозных евреях, соблюдающих традиции, я даже охотно верю, что большая часть этого – правда...

Collapse )
regular

(no subject)

ИВАН ЗЕЛЕНЦОВ




***

Утро тянется, полное лености, и, рассвет с поводка отпустив,
на зеленой гармошке троллейбуса невеселый играет мотив.
Это юность моя в нем проехала. Дни и ночи меняет окно,
словно кто-то на старом проекторе черно-белое крутит кино.

Вспоминаю, когда запаршивеет, как ночными огнями маня,
по кривым переулкам за шиворот злая юность таскала меня.
Что ни рюмка была, то амброзия, что ни девка - то рай неземной...
Что ж ты, юность, меня поматросила и отхлынула мутной волной?

Память - это как брызги в кильватере. Время вертит свое колесо.
Все трудней даже умершей матери с каждым годом представить лицо.
Жизнь грохочет со скоростью скорого, в забытье навсегда унося
то, что было любимо и дорого, и недолга, как водится, вся.

Словно миг между вдохом и выдохом. Зазевался - и черт уволок.
Потянулись кумиры на выход и что ни день в новостях некролог.
Сединой, животами, и женами, и детьми обрастают друзья...
...Вылетает из горла прожженного то, о чем и подумать нельзя.

Я пою эти песни отпетые, словно шлю за бессмертьем послов.
Нет покоя тому, кто отведает бормотуху рифмованных слов.
Ни любви мне не надо, ни жалости. Догорает огарок в груди.
Я не буду задергивать жалюзи - ты крути эту ленту, крути.

Может быть, в душном городе каменном средь любовей, предательств и ссор
я всего лишь дрожащая камера на плече на твоем, режиссер?
И сюжет ни додумать, ни выправить, и развязка не так далека,
где над крышами долгими титрами без меня поплывут облака.

В этом доме и в мире, где близкая ловит каждого смерть на живца,
словно пес, будет солнце облизывать утром щеки другого жильца.

Collapse )
regular

Рената Муха

Вообще мне повезло: я застала ее живой. Хотела выложить для всех кусочек юмористического вечера, на котором присутствовала несколько лет назад, но перебрала все записи, а этой так и не обнаружила, к сожалению. Там выступали многие, но Рената Григорьевна дольше всех, полчаса эта совершенно крошечная женщина с девчачьими хулиганскими глазами держала публику так, как редко кто удерживает. Рассказывала такое чудесное, что своими словами мне этого никогда не передать. Надеюсь только, что когда-нибудь телеверсию того вечера еще повторят, и тогда я обязательно запишу его и смогу поместить тут. И да, чтоб не забыть: дорогие мои местные друзья, если я кому-то из вас давала ее книжку "Гиппопопоэма" ( вот такую), я очень-очень хочу ее обратно. Купить ее можно в любом магазине, но наша - с дарственной надписью "Маленькой Майечке от большой Мухи", и нам она из-за этого дорога, но я, как обычно, не помню, кому ее дала почитать. А я для вас за это (ну ладно, не за это, просто так, конечно) ее "Недоговорки" тут помещу. И сюжет прекрасной Лены Лагутиной



НЕДОговорки

Как-то раз у Короля
Не хватило денег для.

Один Верблюд, кипя от злобы,
Вчера ушел в пустыню, чтобы.

Как-то раз в одной Стране
Все решили больше не.

Collapse )
вокзал

ДЕНИС НОВИКОВ (1967-2004)





Россия

Ты белые руки сложила крестом,
лицо до бровей под зеленым хрустом,
ни плата тебе, ни косынки –
бейсбольная кепка в посылке.
Износится кепка — пришлют паранджу,
за так, по-соседски. И что я скажу,
как сын, устыдившийся срама:
«Ну вот и приехали, мама».

Мы ехали шагом, мы мчались в боях,
мы ровно полмира держали в зубах,
мы, выше чернил и бумаги,
писали свое на рейхстаге.
Свое — это грех, нищета, кабала.
Но чем ты была и зачем ты была,
яснее, часть мира шестая,
вот эти скрижали листая.

Последний рассудок первач помрачал.
Ругали, таскали тебя по врачам,
но ты выгрызала торпеду
и снова пила за Победу.
Дозволь же и мне опрокинуть до дна,
теперь не шестая, а просто одна.
А значит, без громкого тоста,
без иста, без веста, без оста.

Присядем на камень, пугая ворон.
Ворон за ворон не считая, урон
державным своим эпатажем
ужо нанесем — и завяжем.

Подумаем лучше о наших делах:
налево — Маммона, направо — Аллах.
Нас кличут почившими в бозе,
и девки хохочут в обозе.
Поедешь налево — умрешь от огня.
Поедешь направо — утопишь коня.
Туман расстилается прямо.
Поехали по небу, мама.

Collapse )
regular

6

Photobucket

Когда-нибудь я приду с работы, с сумками, с продуктами, а она сидит, наушники на голове, ноги на столе, и тащится, тащится. Майка, попрошу, возьми у меня сумки, отнеси на кухню. А она лениво так, по-королевски, голову чуть повернет и, не снимая наушники, скажет: спасибо, я уже пообедал.
Collapse )
regular

(no subject)

Артур Кальмейер

Photobucket

Вчера опять никто не позвонил.
Никто – это такой огромный, серый,
Который никогда.

МОСКВА

От желтых фонарей ползет туман
В ущелья за высотками – на Пресню.
Ты выпил и бредешь, мурлыча песни,
И это ничего, что ты, брат, пьян.
Бакунин в Берне спит. Московский кум
И управдом-подлец на взятки падки.
Не то здесь место, чтоб рождались братья Гракхи,
Тут не прижился даже Аввакум.
А дома спят соседи, тёща спит.
И тесть. И доминошники уснули.
Как долог путь. Поймать такси бы? – Хули.
Ни одного. И дождик моросит.
Collapse )
regular

Замечательные стихи ГЛЕБА МИХАЛЁВА



http://glorien.livejournal.com



***
...и чувство локтя в "пазике" молчащем
оттачивая, думаешь всё чаще -
вот это будет первая глава:
о жизни холостой и пустяковой
о том, как не жалеешь ни о ком и
ещё - земля качается едва-
едва...
ещё - кипит асфальтом чёрным
июнь, пока ещё летают пчёлы
вокруг твоих распаренных хором
и за окном дожди холодным хором
не завели - о расставанье скором
и - до июля - в отпуске Харон...
Collapse )