Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Лифта

(no subject)

- Есть ли у вас план, мистер Фикс?
— Есть ли у меня план? Есть ли у меня план?! Да у меня целых три плана! (с)

Искренне уважая людей, любящих и умеющих планировать многое заранее, сама не делаю этого практически никогда. Нет, к определенному часу на работу, ребенка на кружок, быть вовремя, если ждут – это само собой. Но вне работы и других обязательных дел, по крайней мере в моей жизни, именно спонтанные (не путать с безмозглыми) решения дают наилучший результат. А планирование, наоборот, нередко портит настроение, ибо я с легкостью сама меняю свои планы, но очень тяжело переношу, когда они меняются другими или в силу каких-нибудь обстоятельств, на которые не получается повлиять. Поэтому на лето жестких планов и не было: хотелось только взять ребенка и укатить-улететь куда-нибудь, хоть в деревню на пару месяцев, хоть в Европу на неделю, хоть в Москву к друзьям погулять. Надо сказать, что все мои немногочисленные поездки за границу были авантюрой чистой воды, и я, полагаясь на этот прошлый опыт, тайно надеялась, что и в этот раз авантюра непременно подвернется. Но этого не случилось. Потому, дабы не сгрызть локти (а смиряться без ущерба для здоровья я так и не научилась), приходится использовать то, что под рукою. Благо под рукою практически вся страна, с ее городами и людьми, нормальными и не очень. Чаще все же второе.

- Ничего не поделаешь, - возразил Кот. Все мы здесь не в своем уме - и ты, и я!
- Откуда вы знаете, что я не в своем уме? - спросила Алиса.
- Конечно, не в своем, - ответил Кот. - Иначе как бы ты здесь оказалась? (с)


Photobucket

Collapse )
regular

Рената Муха

Вообще мне повезло: я застала ее живой. Хотела выложить для всех кусочек юмористического вечера, на котором присутствовала несколько лет назад, но перебрала все записи, а этой так и не обнаружила, к сожалению. Там выступали многие, но Рената Григорьевна дольше всех, полчаса эта совершенно крошечная женщина с девчачьими хулиганскими глазами держала публику так, как редко кто удерживает. Рассказывала такое чудесное, что своими словами мне этого никогда не передать. Надеюсь только, что когда-нибудь телеверсию того вечера еще повторят, и тогда я обязательно запишу его и смогу поместить тут. И да, чтоб не забыть: дорогие мои местные друзья, если я кому-то из вас давала ее книжку "Гиппопопоэма" ( вот такую), я очень-очень хочу ее обратно. Купить ее можно в любом магазине, но наша - с дарственной надписью "Маленькой Майечке от большой Мухи", и нам она из-за этого дорога, но я, как обычно, не помню, кому ее дала почитать. А я для вас за это (ну ладно, не за это, просто так, конечно) ее "Недоговорки" тут помещу. И сюжет прекрасной Лены Лагутиной



НЕДОговорки

Как-то раз у Короля
Не хватило денег для.

Один Верблюд, кипя от злобы,
Вчера ушел в пустыню, чтобы.

Как-то раз в одной Стране
Все решили больше не.

Collapse )
Лифта

(no subject)

Мы с Майкой сидим на кухне, точнее, не то чтобы очень сидим: я курсирую между раковиной и плитой, она расположилась на стиральной машине, водрузив ноги на подоконник, и читает вслух «Кыш и двапортфеля». Я слушаю сквозь текущую воду, шкворчащую сковородку и парочку сотен резвых мыслей, позволяющих слышать вполуха, но не позволяющих сосредоточиться.
Collapse )
Лифта

(no subject)

Однажды я решила, что делать и особенно показывать фотографии детей, животных, детей с животными, мам и особенно пап с младенцами - не буду. Есть в этих темах какая-то нечестность. Но принципы на то и принципы, чтобы от них периодически отступать, поэтому какие-то фотографии животных у меня все-таки остаются после каждой вылазки на природу и собираются беспорядочно и понемногу в разных папках, которые я усиленно и почти безрезультатно пытаюсь разобрать...

Так что просто немного фауны на фоне флоры.

Картина маслом. Роден. Ну, почти...

Photobucket

Collapse )
regular

(no subject)







Фонари, наклонив бокалы, выливают свой оранжад
на  хоромы, дома, подвалы. Чьи-то тени едва дрожат:
это - слон из посудной лавки, это – кот с головою льва,
это, словно герои Кафки, дремлют странные существа.
Перевязан веревкой трассы, город вымучен и распят;
ослабляя  во сне гримасы, все притворщики крепко спят.
Стонет город пробитым днищем – хоть бы рану кто зализал…
Подпираемый грязным нищим, с придыханием спит вокзал.
Одиноко плывут маршрутки, разжимает тиски жара -
надышаться бы впрок на сутки с четырех до пяти утра.
Видит город: ему не спится, мысли странны и мудрены;
сквозь прозрачную черепицу неба падает свет луны
на утробу земли, откуда зарождается, смерть тая,
до смешного простое чудо безнадежного бытия.
Но растерянный, неодетый, как в создания  день шестой,
он не знает, что делать с этой неприкаянной красотой,
что дана ему не по вере.  И в смущении пряча взгляд,
изливает волной на  берег белопенный эякулят,
а потом, усмехнувшись криво, отдыхает, глаза прикрыв - 
это город без перерыва вдруг почувствовал перерыв.
вокзал

(no subject)





Хорошо бы, презрев обстоятельства, время и место,
не сбавляя страстей, не снижая своих скоростей,
отыграть до конца это странное глупое престо,
не оставив ни капельки фальши на нотном листе.

Хорошо быть юродивой, только какая там плата
за возможность побегать по городу, правду крича?
Рукава за спиной? В зарешеченных окнах палата?
Призовой понимающе-теплый оскал палача?

Хорошо быть горбатой, но скажут, стесняясь - «другая»,
так же в дудочку врет ядовитой змее змеелов;
я хочу быть собой настоящей, других не пугая,
не смягчая словарных значений обыденных слов.

Но, едва в темноте усмехаясь, бреду молчаливо,
с каждым шагом к себе приближая земной окоем,
и на плечи ложится сочувственно ночь Тель-Авива,
до утра от людей укрывая уродство мое.
regular

(no subject)


Избегая поворота от ворот земного рая, с сардонической ухмылкою чеширского кота над седой равниной моря некто тучи собирает, чтоб над этой над равниной воцарилась темнота. Гордо реет храбрый некто, не поймешь, кому подобный, и любому сразу видно – этот некто без греха: с высоты бросает камни на народ анаэробный, сей процесс сопровождая невротическим «ха-ха»; топит честный люд под градом исторических развалин, будто злобная хозяйка несмышленышей-котят. Так обычно и бывает на всеобщем карнавале, где низы уже не могут, а верхи еще хотят. Освещают вспышки молний черный ход в земные кущи, где не то что человеку - негде яблоку упасть: слышны радостные стоны возбужденных власть имущих, под шумок вовсю имущих не имущих эту власть. Мчится Царства-Государства золотая колесница, города и даже страны по пути роняя ниц; хорошо, что это где-то, хорошо, что за границей, только ведь в интимном деле нет особенных границ... В черном небе воет некто тонким гласом Робертино песню «то ли еще будет» о грядущем «впереди», и такая очевидная рисуется картина, что яснее не бывает – и к гадалке не ходи. На луны белесом лике аллергические пятна, значит, чуть побольше часа остается до зари. Ты стоишь, в окошко куришь, и немного непонятно, ты у этого снаружи или все-таки внутри, то ли в прах уходишь, то ли поднимаешься из праха... Но вглядись и вдруг увидишь – только свечку запали – как последняя державшая планету черепаха потихоньку выползает из-под тяжести земли.