Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

(no subject)









А полночь легла королевой,
в молекулы день измолов;
бытийное голое древо,
покрытое инеем слов,
качается в такт колыбельной,
в окошко скребётся звезда,
и Сам в тишине запредельной
на цыпочках входит туда,
где спящие тёплые дети,
и ставит на каждом печать.

Садись, милосердый радетель,
со мной колыбель покачать.
Смотри, незакрытая дверца
на маленькой детской груди -
живое, дрожащее сердце…
Ты только молчи, не буди.

Сопит нежнокожий младенец,
а время своим чередом
на матовых крыльях пядениц
впускает грядущее в дом.
И нет в нём ни ясного смысла,
ни дна. Совершив экзерсис,
судьба вверх ногами повисла,
вцепившись когтями в карниз.
Вот тонкое горло сосуда
печалей: он будет испит.
Вот чудо, конечно же, чудо.
Но девочка… Девочка спит,
не зная ни мрака, ни света,
ни горечи будущих дней.
А мама, предчувствуя это,
склоненная, плачет над ней…

(no subject)

В моей семье, когда все хотя бы относительно здоровы и все в порядке, новый год - круглый год. Однажды добрый Дед Мороз принес нам в подарок мешок с чувством юмора и с тех пор больше не приходил, посчитав, что этого хватит на всех и надолго. И, наверное, не ошибся. Если бы на членов моей семьи установили маленькие диктофоны постоянного ношения, юмористические передачи можно было бы записывать в режиме нон-стоп. Записывать в таком темпе я, конечно, не успеваю, да и успевала бы – кто-нибудь побил бы за разглашение…

***
На концерт «Песняров» мы собирались однозначно, только не могли решить, в каком составе: мы втроем и родители или мужья-жены тоже. Как раз старший брат с женой приехали. Билеты как самая свободная на тот момент должна была брать я. Мужья-жены наши не слишком музыкальны и в итоге идти отказались.
- Так сколько билетов-то брать? – спрашиваю у брата.
- Как сколько? Два взрослых, - говорит. – И три детских!

Collapse )
regular

Дети шутят

***
Разговорчивый юноша пытается сорвать урок:
- Скажи, а тебе не стыдно давать нам контрольную, когда идет война?
- Нет, - говорю, - мне не стыдно. А вам, находящимся в тихой Петах-Тикве, не стыдно спекулировать такими вещами?
- Нет, нам не стыдно! Интересно, а если будет сирена, ты продолжишь вести урок? Типа, до последней капли крови? - берут меня «на понт» наглые одиннадцатиклассники.
- Нет, если будет сирена, мы пойдем в убежище.
По общешкольному радио объявляют шухер, за минуту все должны оказаться в правильных убежищах и никого не растоптать по дороге.
- Сукин сын, докаркался! – набрасывается на разговорчивого одноклассник и с воплями «Нет уроку!» вываливается из класса.

Collapse )

(no subject)

Поскольку лично мне уже совершенно ясно, что из того, о чем на каникулах собиралась написать, я не напишу ровным счетом ни строчки, пробегусь-ка по некоторым вещам хотя бы в двух словах. Наверное, этот пост можно считать рекламным. Почему бы и нет, собственно.
Collapse )
Лифта

(no subject)

- Есть ли у вас план, мистер Фикс?
— Есть ли у меня план? Есть ли у меня план?! Да у меня целых три плана! (с)

Искренне уважая людей, любящих и умеющих планировать многое заранее, сама не делаю этого практически никогда. Нет, к определенному часу на работу, ребенка на кружок, быть вовремя, если ждут – это само собой. Но вне работы и других обязательных дел, по крайней мере в моей жизни, именно спонтанные (не путать с безмозглыми) решения дают наилучший результат. А планирование, наоборот, нередко портит настроение, ибо я с легкостью сама меняю свои планы, но очень тяжело переношу, когда они меняются другими или в силу каких-нибудь обстоятельств, на которые не получается повлиять. Поэтому на лето жестких планов и не было: хотелось только взять ребенка и укатить-улететь куда-нибудь, хоть в деревню на пару месяцев, хоть в Европу на неделю, хоть в Москву к друзьям погулять. Надо сказать, что все мои немногочисленные поездки за границу были авантюрой чистой воды, и я, полагаясь на этот прошлый опыт, тайно надеялась, что и в этот раз авантюра непременно подвернется. Но этого не случилось. Потому, дабы не сгрызть локти (а смиряться без ущерба для здоровья я так и не научилась), приходится использовать то, что под рукою. Благо под рукою практически вся страна, с ее городами и людьми, нормальными и не очень. Чаще все же второе.

- Ничего не поделаешь, - возразил Кот. Все мы здесь не в своем уме - и ты, и я!
- Откуда вы знаете, что я не в своем уме? - спросила Алиса.
- Конечно, не в своем, - ответил Кот. - Иначе как бы ты здесь оказалась? (с)


Photobucket

Collapse )
regular

Изба-читальня

Photobucket

Ребенок читает примерно так, как робот из детского фильма, названия которого я не помню. Помню, что он, робот, "проглатывал" книгу и монотонно, но настойчиво бубнил: "Еще информацию, еще информацию".
- Мамочка, я дочитала, купи мне новую книжку! - кричит мне в кухню дитя полчаса назад.
- Что, прям щас? - смеюсь я.
- Да! Да! Щас! - без тени иронии отзывается дитя. На часах без малого 11.
- Майка, - говорю и сажусь к ней, - если ты сейчас же не будешь быстренько спать, я тебя поколочу.
Дитя, зная, с кем имеет дело, смеется сардоническим хохотом и дрыгает ножками, которые, я уверена, когда-нибудь сведут с ума не одного несчастного влюбленного.
Collapse )
regular

Очень деловой пост

Медленно и с громким скрипом, но я все же постигаю бытовые премудрости, которые обычно нормальным людям постигать не приходится, настолько эти вещи кажутся им естественными. Например, очевидно ведь, что если тебе что-то нужно, полезно рассказать это окружающим – может оказаться, что очень нужное тебе лежит у них без дела и пылится за ненадобностью. Но мне всегда тяжело даются простые очевидные вещи. Но я стараюсь, хотя успехи мои – сомнительны... Все это я к чему? Это я к тому, что с информацией все обстоит так же, как с вещами. Поэтому я расскажу о том, что ищу, и если вдруг кто-то располагает нужной мне информацией и ему не стоит усилий ею поделиться, буду очень признательна. И да, я знаю, что летом вааще может быть война. Но ведь может и не быть... :)
Collapse )
Лифта

(no subject)

Когда в пятницу в Ашкелоне раздается сирена, никто не шумит, все быстро и тихо встают из-за стола, попутно заглатывая еще по кусочку «Наполеона», на дорожку. Хозяйка командует: «Быстро взяли по ребенку и спустились», подхватывает одного из близнецов (второго уже держит такой же спокойный папаша) и идет к двери. «Все прямоходячие дети обулись и вышли!» - приказывает кто-то из толпы взрослых, дети волшебно повинуются, и только мы с дочкой стоим как два истукана - босые, удивленные и ошалевшие с непривычки. Но художественный драматизм положения, только было начавший набирать обороты, сходит на нет. Раздается негромкое «бум», ашкелонцы радостно и со смехом выдыхают дружное «Всё!», хором раздеваются, дети разуваются – через 30 секунд все снова сидят за столом, разговаривают, смеются и пьют чай с того места, где остановились. Зато когда прогноз погоды обещает сильные дожди, а в горных районах (возможно) снег, половина израильского человечества впадает в такую панику, как будто конец света – это уже вчера. В продуктовые магазины лучше не соваться, еда на два дня закупается в количествах, которые среднестатистическая семья из 4 человек может есть в течение месяца. Очередь у кассы перешептывается, вырабатывая схему действий, в случае если шторм последовательно смоет Тель-Авив, Рамлу, Лод, Петах-Тикву и доберется до Иерусалима. Обсуждают, что будет, если «Боженька в Иерусалиме промокнет». Окна домов задраиваются, жалюзи укрепляются, двери замуровываются, снегоуборочные машины приводятся в боевую готовность, на которую только способны старые клячи, последний раз выходившие на работу в начале 50-х. И всё. Все умерли. Можно брать город. Любой, даже Иерусалим, «где Боженька мокнет». И никакого снега, конечно...

Photobucket
Collapse )
regular

(no subject)







С покаянным лицом святотатца, осторожно коснувшись плеча,
этот год забежал попрощаться, на трибуну декабрь волоча.
Он, устал и немного простужен, заготовил последнюю речь,
но свое отражение в луже увидал и решил пренебречь
ежегодным прощальным обрядом: молча запер волшебную клеть.
Мне бы спрятаться где-нибудь рядом, хоть одним бы глазком посмотреть,
как скрипучие ветхие ставни закрывает хозяйственный год,
как, себе самому предоставлен, не стесняясь, декабрь заревёт -
просто некуда старому деться... Как с любовью, нутром трепеща,
аккуратно достанет младенца из подола большого плаща,
как положит его на крылечко, на душе закрывая засов,
как, очнувшись, проворная речка предстоящих минут и часов,
болей, радостей, правды и фальши курс на новое завтра возьмёт,
как вздохнет, отправляясь подальше, поседевший задумчивый год,
как уйдет в одиночестве гордом, забирая с собою ключи,
и последним минорным аккордом мой бесснежный декабрь зазвучит...
regular

(no subject)

Традиционный суточный веломарафон, посвященный Судному Дню, объявляю закрытым. Все фотографии, кроме наших с Майкой, сделаны на ходу (на езду?), посему качество соответствующее, прошу прощения... В этом году мне неожиданно повезло: обнаружилось, что за несколько месяцев некатания ребенок вырос из роликов, а значит, и мне не пришлось, обошлось велосипедами. Каждый раз, влезая в ролики, я мысленно нехорошо усмехаюсь и вспоминаю Довлатовское «Возраст у меня такой, что покупая обувь, я каждый раз задумываюсь: "Не в этих ли штиблетах меня будут хоронить?", а также прикидываю, что со вторым ребенком, которого я все еще надеюсь когда-нибудь соорудить, мне все эти велосипеды, ролики и 15километровые походы по горам и пустыням будет уже не провернуть. Впрочем, я тоже не знаю своих родителей молодыми, и ничего - даже как-то не жалела об этом никогда... В общем, марафон-таки объявляю закрытым, родительский суднодневный долг выполненным, а грехи незамоленными. Ну, просто не успела...

Photobucket
Collapse )